AIESEC — мой личный опыт поездки в Аргентине |

AIESEC – мой личный опыт поездки в Аргентину (часть 4)

С того момента, как я написал предыдущую часть, прошло 6 недель. Именно столько продолжалась моя стажировка в одном небольшом городе Аргентины – Ла Плата, расположенном в 50 километрах от Буэнос-Айреса. Все это время я получал впечатления, писал другие статьи про Аргентину и Бразилию, снимал видео о путешествиях, но написать именно о моем опыте с AIESEC здесь, руки так и не доходили. Так что, приступаю к этой статье, уже находясь в автобусном терминале Retiro в Буэнос-Айресе, в ожидании автобуса до Игуасу. Впереди 2500 километров на автобусах по Аргентине и Бразилии, 2 дня в Пуэрто Игуасу, 5 дней в Рио-де-Жанейро, 1 день в Сан-Пауло и долгий перелет обратно в Россию. Но все, что меня связывало с AIESEC, закончилось сегодня, так что, думаю, самое время рассказать о своем опыте, пока впечатления еще свежие.

Как меня встретили

Итак, в 3-й части, я закончил свой рассказ на том, что купил билет до Буэнос-Айреса от водопадов Игуасу. Я не совсем представлял, как буду добираться из Буэнос-Айреса до Ла Плата. Сначала, еще в России, я переписывался с Мелисой из AIESEC в Аргентине, которая подсказала мне, что есть один дешевый способ доехать до Ла Плата всего за 10 Песо. И даже обещала меня встретить в Буэнос-Айресе. Но потом она куда-то пропала, какое-то время нам вообще никто не отвечал, и позже уже началась переписка с Августиной — другой участницей AIESEC в La Plata. Когда я ее спрашивал через what’s up, как же мне все таки доехать на этом поезде и точно ли он существует по такой низкой цене, она мне ответила, что у меня есть только 2 опции – взять какой-то Tienda Leon до Ла Плата за 300 Песо и другая, взять какую-то costera до Ла Плата с терминала Retiro за 180 Песо. Даже сейчас я не понимаю, о чем она говорила и откуда брала такие цены. Чтобы не экспериментировать с поездами, по приезду, в этом же терминале, я купил билет на вполне комфортный автобус, который едет напрямую в La Plata, за 28 Песо. И это его обычная цена.
Приехав в Ла Плата, я еще не имел местной сим-карты. Русская симка, к сожалению, в Аргентине почему-то не работает, хотя в Бразилии без проблем. С трудом, объяснившись на испанском, я попросил позвонить телефон у одной девушки. Дело в том, что, сколько я не спрашивал адрес, где я буду жить, мне его так и не говорили, но просили позвонить, как приеду и обещали встретить на автобусной станции. Августина сразу ответила и сказала, чтобы я ждал там и скоро они придут. На мое удивление, через 10 минут, меня пришли встретить аж четверо ребят из AIESEC. Наконец-то, я увидел их вживую. Все они были дружелюбные и веселые.

участники AIESEC в La Plata

участники AIESEC в La Plata

В описании проекта было указано, что в качестве жилья предоставляется место в студенческом общежитии. Оказалось, что все общежитии полные и я пока буду жить один в студии девочки, которая является вице-президентом AIESEC в La Plata.
Когда мы пришли в эту студию, там я познакомился еще с двумя ребятами из Бразилии, которые приехали сюда тоже через AIESEC, как и я, только по другим проектам. Один из них – Guilerme оказался тоже участником AIESEC, только в Бразилии. Сказать честно, он мне помог всех больше освоиться и изучить некоторые нюансы. Только он уезжал через 3 дня.

Я и Аргентинский AIESEC

Я и Аргентинский AIESEC

Мой волонтерский проект, как оказалось, начинался не 6 марта, как мне написали, а 14-го, так что у меня оказалось довольно много свободного времени. Знал бы я это заранее, то построил бы маршрут до Буэнос-Айреса более интересно с остановками по пути из Игуасу. Но раз я уже оказался тут, то больше всего мне хотелось со свежими силами и без чемодана, поехать изучать Буэнос-Айрес.
На следующий день, как мы договорились с Guilirme, он зашел за мной утром с еще одной девочкой, чтобы вместе поехать погулять по Буэнос-Айресу. По-испански не говорил только я и без него здесь, правда, гораздо сложнее. Не много, кто из аргентинцев говорит по-английски, так что перед БА мы прошлись по Ла Плата и Guilirme помог мне решить несколько важных моментов. С его помощью я купил сим-карту, а также пластиковую карту для общественного транспорта Sube, без которой общественным транспортом во всей провинции Буэнос-Айреса пользоваться нельзя. Также он показал, где и как на нее можно класть деньги. Потом Guilirme помог мне найти банкомат, где можно снять именно доллары, а не песо, и обменник, где их можно обменять по выгодному курсу. Дальше мы поехали в Буэнос-Айрес именно на поезде.
Пригородные поезда – это госпроект, чтобы люди из пригородов могли ездить на работу в Буэнос-Айрес. И за эти 50 километров, стоимость проезда всего 3 песо, что практически бесплатно. В России я не мог в это поверить и думал, что цена все-таки 3 доллара, так как аргентинцы обозначают свою валюту таким же знаком, как доллар $, но тут уже понял, почему так. Заслуга государства. При этом, поезда новые и современные. Колорита им, правда, добавляют торговцы, которые постоянно что-то продают в вагонах. Так что потом по выходным, я всегда добирался до БА таким способом.

Поезда до Буэнос АйресаПоезда до Буэнос Айреса торговцы в вагонах в поездеторговцы в вагонах в поезде

За эти 2 дня, Guilirme и его подружка, показали мне много интересных и красивых мест в Буэнос-Айресе. Одним из этих мест, которое мы посетили и которое, пожалуй, стало моим любимым местом в Буэнос-Айресе, был район Palermo.

Аргентина - БразилияАргентина — Бразилия Прогулка в парке в PalermoПрогулка в парке в Palermo

Квартира, в которой я жил

Итак, как я уже сказал, жильем, которое мне предоставил AIESEC, была студия, в которой я жил один. Конечно, для меня это было лучше, чем кровать в студенческом общежитии, разве что испанский было не с кем практиковать. Правда, первые несколько дней, по вечерам, видимо по привычке, в этой студии собиралась большая компания ребят из AIESEC. И тут у меня была возможность практиковать испанский, так как некоторые из них по-английски не говорили, а другие не особо любят его использовать. Так что, многого из разговоров я не понимал, но все равно было весело оказаться в новой для меня атмосфере и вслушиваться в испанскую речь.

AIESEC meeting everyweek

AIESEC meeting everyweek

Через несколько дней, когда я начал работать, они стали собираться уже где-то в другом месте. Меня тоже иногда звали на эти встречи и на дискотеки, но это всегда было поздно, я не знал, как туда добраться, да, и честно говоря, не особо было мне интересно. По мне, куда интереснее было бы где-то погулять, посмотреть новые места, которые я не видел, но такого, к сожалению, они не устраивали и никуда не ездили или я об этом не знал.
В студии было все, что нужно: 2 кровати, стол, стулья, плита, холодильник, посуда и электро-чайник.

Мой волонтерский проект и стажировка в Wings

700 километров от Буэнос-Айреса позади. Продолжаю вспоминать и писать о своем опыте, любуясь из панорамных окон автобуса пейзажами провинции Миссионес.

радуга после сильного дождярадуга после сильного дождя этот закат был особенно красивыйэтот закат был особенно красивый

Итак, в Ла Плата я приехал за день до начала проекта, но тут оказалось, что начало переносится на неделю. Через 5 дней, с одним из участников AIESEC, мы поехали, чтобы познакомиться с директором школы, все посмотреть и обсудить. Школа находилась в Villa Elisa, что является пригородом La Plata и находится в 40 минутах езды на автобусе.
То, что я узнал заранее про работу в Wings со слов Августины и по описанию проекта было, что я буду работать с понедельника по субботу с 8:00 до 16:00, учить английскому детей из бедных семей, родители которых не могут платить за обучение и в классе будет 20-30 человек. Так что, несмотря на то, что 1 год подобного опыта работы учителем в Таиланде у меня есть, все же я немного переживал, так как разная культура и прошло уже 2 года, как я не работаю в этой сфере.
Так вот, когда мы подошли к школе (сопровождающий меня мальчик из AIESEC был здесь тоже впервые), к моему большому удивлению, это оказалось очень небольшое здание. Мы познакомились с Аной, очень приятной и милой женщиной, которая была директором и основателем этой школы. Это оказалась небольшая, частная, языковая школа, каких у нас в России тоже немало. Она состоит из нескольких небольших комнат, ванной и кухни. Тут выяснилось, что Ана почти ничего обо мне не знала, так же как и я все, что о них знал, оказалось неправдой. Ана рассказала, что за последние 2 года, через AIESEC к ним приезжало 2 волонтера девочка из Марокко и мальчик из Турции.
Для меня все оказалось намного проще, чем я себе представлял. Школа частная, родители детей вовсе не бедные, а имеют хороший заработок. В школе есть 5 учителей-аргентинцев, которые здесь работают и отлично учат их английскому языку. Школа работает только с понедельника по четверг и учить мне приходилось с 14:30 до 20:00, то есть 4 урока в день по 1,5 часа с разными группами от 2 до 8 человек, от 8 до 50 лет. Каждая группа студентов приходила в школу 2 раза в неделю и относилась к определенному учителю.

Учителя Wings и одна из студенток

Учителя Wings и одна из студенток

Получается, что мне английскому учить их было не надо, так как у них были учителя. Мы построили занятия таким образом, что за эти 5 недель я находился на уроках с 4 разными преподавателями, так что за все время, каждую группу детей я видел примерно 4 раза. Волонтеров из других стран Ана, время от времени приглашает, чтобы разнообразить занятия, познакомить студентов с другой культурой, узнать новый акцент и просто поговорить на разные темы и обменяться мнениями.
В зависимости от возраста студентов, занятия проходили по разному, но начиналось все с вопросов, вроде: «Откуда я,?», «Сколько мне лет?», «Где я учился и где работаю?», «Какая в России погода, еда, популярный спорт, музыка и так далее».
Всех дальше в изучение русского языка, мы углубились с самой младшей группой. За несколько занятий мы изучили русский алфавит, так что, более-менее, они уже могли читать. После этого мы практиковали гимн России, а также слушали гимны Аргентины, Бразилии, Германии и Франции и сравнивали их между собой. Вот так вот, никак не думал, что буду учить тут аргентинских детей петь русский гимн. Это мне очень понравилось.

Поем гимн РоссииПоем гимн России учим русский алфавитучим русский алфавит

С другой группой, например, на одном из занятий, мы разбирали различия в построении имен в России и Аргентине. И я, и они были удивлены в нашей разнице. Аргентинцы, как и многие другие нации, не имеют отчества (middle name), фамилия им также достается от отца, а вот имен они обычно имеют по 2 или 3, которые просто придумываются и никак не связаны с именами родителей. То есть у нас это было бы что-то вроде Иванов Петр Николай Андрей. Я рассказал, что у нас все по-другому — имя только одно, а отчество отображает имя моего отца.
Сравнив обе стороны, мы пришли к выводу, что российская традиция имен более логичная и удобная, и позволяет намного проще воссоздать родовое дерево. Ведь мы можем знать, как звали наших прапрабабушек и прапрадедушек, даже если никогда их не видели.
Другие студенты после разговоров о еде, на следующий урок принесли продукты и вместе мы готовили итальянские ньокки и тортафритас. Эту еду просто приготовить и время от времени они готовят это дома, поэтому решили мне ее презентовать. Было весело, и теперь я знаю, как все это готовить.

ньоккисньоккис готовим ньоккиготовим ньокки готовим ньокки - первый шагготовим ньокки — первый шаг

Говоря о еде, по условиям проекта, мне предоставлялся 1 бесплатный обед каждый день. Ана очень ответственно к этому подошла и, учитывая мои вегетарианские пожелания, каждый раз старалась купить мне что-то новое и вкусное, чтобы я все попробовал.
Кстати, очень знаменитое в Аргентине dulce de leche оказалось нашей, не очень-то популярной в России, вареной сгущенкой. А emphanades – это пирожки, только сделаны как бы в форме месяца и в качестве начинки они используют другие ингредиенты: с мясом (это одинаковые), со шпинатом, с сыром и помидорами, с картошкой и кукурузой и с чем-то еще. Но могу сказать точно, что наши пироги вкуснее.
С другой группой студентов-тинейджеров, мы больше углубились в тему музыки и кино. К одному из занятий мы договорились, что они мне сделают презентацию и подборку самой популярной аргентинской музыки, а я им – русской. Так что теперь, в моей сборке на странице вконтакте появилось много известной аргентинской музыки, среди которой очень популярным является Abel Pintos.
Одним из самых популярных фильмов Аргентины является фильм «La noche de los lapices» (ночь карандашей) трагическое кино, основанное на реальных событиях геноцида правительства против народа в 80-е годы, когда было убито много студентов.
Интересной была и тема обсуждения погоды и времен года. В Аргентине тоже есть все 4 сезона, только зима у них начинается 18 июня, а лето – 18 декабря. И так как страна находится под экватором, то тут – чем южнее тем холоднее. В центральной части Аргентины их зимой температура может иногда опускаться по ночам до нуля, но снега не бывает, только иней иногда. А вот на юге станы, ближе к Антарктиде, есть и снег, и лед, и температура доходит до -20 градусов.
Так что, моя работа в Wings была легкой и непринужденной, а занятия проходили «за чашечкой мате». На уроках, я не только рассказывал о своей стране, но и сам для себя узнал много нового об Аргентине. Все учителя, с которыми мне приходилось работать там, были веселыми, доброжелательными и во всем мне помогали.
Одна из них, в день перед моим отъездом, пригласила меня на концерт, где она с мужем и хором, в котором они участвуют, исполняли несколько песен, одна из которых была «Богородице, Дево радуйся» на русском языке. Мне было очень интересно послушать это в их исполнении. В свою очередь, я перевел им часть текста и снял их выступление на видео.
[youtube]https://www.youtube.com/watch?v=xYD4w4Hd9Ys[/youtube]
В последний день моей работы, в честь моего отъезда, Ana устроила прощальный ужин, пригласив меня и других учителей в один очень старинный и красиво оформленный ресторан, меню в котором сделано в виде газет. Спасибо им за все!

ПиццаПицца Коллектив языковой школы WingsКоллектив языковой школы Wings

Город La Plata

La Plata – город, в котором я жил все время моего проекта. Город этот не туристический, но студенческий. Из-за того, что здесь расположено много университетов, а снять жилье стоит дешевле, чем в Буэнос-Айресе, здесь проживает много студентов. Кстати, образование в Аргентине во всех государственных ВУЗах является бесплатным для всех, в том числе и для иностранцев. Поэтому некоторые приезжают сюда учиться и из Европы, и из других стран Латинской Америки.
Как туристу, сюда стоит приехать на 1 день, чтобы увидеть очень красивый Кафедральный Собор, а также музей Ла Платы, в котором представлены чучелы всех популярных видов животных и млекопитающих Аргентины. Также здесь воссоздано несколько скелетов динозавров в натуральную величину, большая часть костей которых – оригинальные! Еще интересным музеем является музей в Republica de los ninos. В этом музее представлены экспонаты большинства стран мира в виде очень красивых кукол. Эти куклы сделаны вручную и одеты в национальные одежды той или иной страны. Также рядом с этим музеем есть небольшая ферма, особенностью которой является то, что животные здесь в свободном доступе. Меня очень привлекли ламы, которых я давно хотел увидеть, но думал, что увижу их только в Перу. Есть еще и несколько красивых парков.

Кафедральный Собор в Ла ПлатаКафедральный Собор в Ла Плата Cathedral La Plata, ArgentinaCathedral La Plata, Argentina Ферма в Republica de los NinosФерма в Republica de los Ninos Лама в Republica de Los ninosЛама в Republica de Los ninos Ферма Republica de los NinosФерма Republica de los Ninos куклы в китайских традициях в музее Los ninosкуклы в китайских традициях в музее Los ninos куклы в русских традициях в музее Los ninosкуклы в русских традициях в музее Los ninos музей La Plata - чучела птицмузей La Plata — чучела птиц музей Ла Платамузей Ла Плата Скелет динозавра в музее La PlataСкелет динозавра в музее La Plata

В остальном, город довольно маленький по размерам, но большой по населению. Тут узкие проезжие части, узкие и разбитые тротуары. Возможно это связано с тем, что 1 апреля 2013 года в этом городе случился самый большой в истории Ла Платы потоп из-за долгого и сильного дождя. Нижняя часть города тогда ушла под воду на 2 метра и это было большой трагедией.
Как я уже сказал, добираться до Villa Elisa, где я работал, нужно было минут 40 на автобусе и под конец, от этого я уже стал уставать, так как автобусы всегда были битком.
Намного больше понравился Буэнос-Айрес и туда я ездил каждые выходные. Также, красивым и туристическим городом, является Мар-дель-Плата, расположенная на побережье. Но он находится в 400 километрах от La Plata и туда я съездил только 1 раз на 4 дня во время долгих Пасхальных выходных. В тот раз, я впервые попробовал автостоп в Аргентине.

Мар-дель-Плата

Мар-дель-Плата

Вывод. Понравилось или нет?

Понравилось! Определенно понравилось и я ни о чем не жалею. Понравились люди, которых я встретил в школе и то, как они ко мне относились. Сама поездка вышла такой, что примерно 40% времени было связано с AIESEC, а остальное время я был предоставлен сам себе.
Что касается AIESEC, то я очень остался доволен их работой в Нижнем Новгороде. Ребята из AIESEC в Ла Плата также были очень дружественными и приветливыми, но в некоторых моментах все же неорганизованными, и все происходило спонтанно и неожиданно для меня. Как минимум, трое ребят из AIESEC также обещали помочь мне с испанским и говорили «завтра», но «завтра» ничего не происходило. Впрочем, они не обязаны это делать. Так что я благодарен им за то, что позволили мне участвовать в этом проекте, предоставили жилье и все организовали с Wings! Сам бы я, наверное, так в Аргентину и не собрался, а тут еще и Бразилию захватил.

Рио-де-Жанейро, Бразилия

Рио-де-Жанейро, Бразилия

Надо понимать, что AIESEC – это международная студенческая организация и ее участники также являются волонтерами. Так что здесь много зависит от менталитета молодежи страны, в которую вы едете, и каждое новое место будет не похоже на предыдущее. Поэтому мой совет – не бойтесь участвовать в проектах AIESEC. Это отличная возможность получить уникальный опыт и приобщиться к культуре страны, а также увидеть ее жизнь изнутри!

Argentina Voyage — экскурсии по Аргентине с лицензированным русскоговорящим гидом

Экскурсия по историческому и современному Буэнос-Айресу в сопровождении русскоязычного лицензированного гида. От политического центра Буэнос-Айреса до самого престижного района столицы.

Экскурсия в Тигре Дельта

Экскурсия в город Тигре, расположенный в дельте реки Парана. Здесь пересекаются 350 рек и ручьев! Экскурсия на теплоходе, моторной лодке или на байдарках.

Экскурсия на Танго-шоу Буэнос-Айреса

Великолепное танго-шоу на сцене Esquina Carlos Gardel. В программе — настоящее аргентинское танго, живая музыка в исполнении оркестра из шести человек и ужин.

Экскурсия на Аргентинский карнавал

Аргентинский карнавал — не менее впечатляющее зрелище, чем Бразильский. Это один из главных карнавалов Латинской Америки. Он проходит в течение всего лета, а также с января по март.

Гаучо-тур в окрестностях Буэнос-Айреса

Гаучо-тур в старинное поместье с замком в ста километрах от Буэнос-Айреса. Игра в поло, состязания гаучо и катание верхом, посещение замка, традиционный аргентинский обед…

О гиде

About Me

Меня зовут Ксения Сидрасчи.

Я лицензированный гид в Аргентине, член Ассоциации туристических гидов Буэнос-Айреса. В 2019 году я стала первым русским гидом в Аргентине, получившим сертификат качества TripAdvisor.

Провожу обзорные и тематические экскурсии в Буэнос-Айресе и его окрестностях. Также организую туры на водопады Игуасу и другие более дальние поездки по Аргентине.

Лицензия

About Me

Мало кто из русскоговорящих гидов в Аргентине имеет лицензию. Я стала шестым русским гидом, зарегистрированным в ассоциации AGuiTBA и получившим лицензию. Я также лицензированный гид по национальным паркам Игуасу.

«Я хотел жить не хорошо, а интересно»: приключения историка из Петербурга в Аргентине

Я родился в Санкт-Петербурге, мне 29 лет. Учился в Аничковом лицее, потом поступил на исторический факультет СПбГУ. Параллельно я занимался музыкой — я играю на гитаре с девяти лет, четыре года занимался в вокальной студии СПбГУ, освоил горловое пение в экспедиции в Туву. Каких-либо рациональных причин для переезда, а особенно в Аргентину, у меня не было. В России моя жизнь обещала быть достаточно интересной, но предсказуемой. Мне же хотелось чего-то приключенческого, в стиле XVIII века.

В 2008 году я проехал Европу автостопом, и у меня сложилось впечатление, что тамошняя жизнь достаточно предсказуемая. В 2010 году я поехал в США по программе Work and Travel, и на пути туда случился переломный момент. Я доехал на поезде до Владивостока, оттуда отправился в Южную Корею. Оказавшись в Сеуле за полночь, я узнал, что меня кинули с жильем по каучсерфингу, а хостелы, которые я нашел, оказались переполнены. Всю следующую неделю, в ожидании самолета в Сан-Франциско, мне пришлось жить на улице. Днем я играл на гитаре и знакомился с людьми, а ночевал в сауне — многие из них в Сеуле работают круглые сутки. Меня не покидало ощущение, что я совершенный инопланетянин там. Каждый коммуникативный акт был всплеском эмоций, за каждым поворотом меня ждало что-то необычное, и первоначальное раздражение вскоре сменилось восторгом и удивлением.

Когда я прилетел в Сан-Франциско, все стало просто и понятно. Штаты меня не впечатлили — они были точно такими же, как я представлял их по произведениям массовой культуры. В Европу или США нужно ехать для того, чтобы жить хорошо, а мне хотелось жить интересно. Там ты зарабатываешь деньги, тратишь их — и все прекрасно. А если у тебя много сомнений? Если ты хочешь заниматься чем-то, с чем еще даже не сталкивался? После возвращения в Россию я задумался о переезде в Азию или Латинскую Америку, но довольно быстро стал склоняться ко второму региону — мне не хотелось быть вечным чужаком и хотелось иметь возможность слиться с толпой. К тому же я знал испанский язык, учил его в школе с восьми лет. Плюс хотелось чего-то романтического, а Буэнос-Айрес в моей фантазии имел именно такой флер. Я закончил университет и в июне 2011 года уехал в США на работу. Накопил денег, купил билет на самолет — а потом мы с другом решили проехать Дикий Запад на машине. Как-то так получилось, что весь капитал за это время испарился. Когда я пересек границу в Буэнос-Айресе в сентябре 2011 года, у меня было 800 долларов наличными. И это были абсолютно все мои деньги.

О первых вызовах и аргентинской бюрократии

Первые две недели я просто бродил по городу и радовался тому, что я в Буэнос-Айресе. Здесь я обрел тот Париж, который видел на картинах «Бульвар Монмартр в Париже», Камиль Писсарро импрессиониста Камиля Писсарро, выставленных в Зимнем Дворце. Мне безумно нравилась изображенная им атмосфера, но во Франции я ее не нашел, а тут в первые же дни я поймал себя на том, что вот оно, то настроение. Еще меня очень удивляло отсутствие какой-либо экзотики — все было очень похоже на нас, скорее, это была альтернативная реальность. Сразу было заметно, что люди много сидят в кафе и ресторанах — аргентинцы тратят деньги не на дом и машины, а в основном на еду и развлечения. Удивительной была манера и женщин, и мужчин целовать друг друга при встрече в щеку.

Еще в России я внимательно изучил иммиграционные законы и тематические форумы, и сразу после приезда начал процесс оформления вида на жительство. По опыту некоторых из моих знакомых в США я понял, что не хочу быть нелегалом. Для меня свобода — это не просто возможность находиться в другой стране, но еще и свобода перемещения и действия. Я записался на курсы испанской литературы при университете в пригороде Буэнос-Айреса и убедил женщин в ректорате, что в будущем поступлю в аспирантуру — так я получил справку об учебе в университете. Это позволило открыть студенческую визу и за пару месяцев оформить необходимые документы. Я неизменно удивляюсь тому, как молниеносно я тогда все сделал.

Я оплатил общагу на два месяца вперед. Деньги стремительно заканчивались. В первые пару недель случайно нашлись люди, которые хотели учить русский язык, — я иногда давал уроки, но все равно это не могло меня прокормить. К началу ноября у меня не осталось ни копейки — и в этот же момент я получил свой вид на жительство и смог официально устроиться официантом в один ресторан. До этого несколько дней подряд мой рацион состоял из булки за 1 песо и воды из-под крана. Теперь же я обедал в шикарном ресторане, и у меня чуть слезы на глаза не наворачивались от того, как быстро меняется жизнь. За время работы официантом я поднаторел в особенностях местного произношения. Я играл в такую игру: сколько ты продержишься до того, как тебя спросят, откуда ты приехал? Минута, две, три — и в какой-то момент мне перестали задавать этот вопрос. В ресторане я проработал четыре месяца и ушел в никуда. Там я особенно остро почувствовал, как мне не хватает истории: все мои разговоры так или иначе сводились к ней. Чехов говорил, что умный любит учиться, а дурак учить, и я подумал о том, чтобы заняться преподаванием.

О знакомстве с эмигрантами-белогвардейцами

Я решил открыть курсы по истории России. Нашел помещение, сделал афиши. Приходило мало народу, но неожиданно этой темой заинтересовались некоторые пожилые русские. Так я познакомился с тусовкой антисоветских эмигрантов, которые были связаны с белогвардейским движением. Сейчас их наберется от силы 100 человек, за последние два-три года многие умерли. Им очень не хватало интеллигентных собеседников: их дети и внуки уже интегрировались в аргентинское общество, а тут я, молодой историк. Мне было очень интересно знакомиться с живой культурой русского зарубежья: я ходил в их клубы, читал эмигрантскую литературу, знакомился с личными библиотеками. Тогда же один эмигрант предложил мне присмотреть за его летним домиком в Уругвае. Я занял денег и в июне 2012 года уехал туда на три месяца. Я жил в изолированном месте, у меня почти не было интернета, потому я много читал и думал. Так у меня родилась идея исследовать историю русской эмиграции. В это же время по электронной почте мне пришло приглашение от университета Буэнос-Айреса поучаствовать в крупном историческом конгрессе, который должен был пройти в 2013 году. Это было неожиданно, потому что в конце 2011 года я как-то зашел в ректорат университета познакомиться, оставил свой имейл — и вот результат. Вызов был принят. Я начал писать свою работу об особенностях восприятия прошлого в русской, украинской и белорусской эмиграции.

По возвращении в Буэнос-Айрес оказалось, что слух о молодом историке распространился в русскоязычной диаспоре, и меня пригласили на работу в Дом России. Это мидовская структура, которая занимается культурным и научным сотрудничеством между двумя странами и работой с соотечественниками. Так я оказался в центре эмигрантской тусовки.

Благодаря работе я познакомился с массой людей и начал лучше понимать человеческие судьбы, трагедию или, наоборот, преимущества эмиграции. Для меня это представляло еще и исследовательский интерес. Оказалось, что ранние этапы русской эмиграции в Аргентину практически не изучены. У меня же был доступ к уникальным материалам, были знания и инструментарий, для того чтобы исследовать эту область. Эта тема меня очень интересовала и по личным причинам: как решали вопросы самоидентификации мои соотечественники, такие же люди, как я, которые приезжали сюда 100 лет назад? В октябре 2013 года я поучаствовал в том самом конгрессе, пообщался с коллегами и познакомился с Эзекилем Адамовским, на тот момент руководителем кафедры истории России университета Буэнос-Айреса. Мы быстро нашли общий язык. Я рассказал ему о своих планах поступления в аспирантуру, попросил его стать моим научным руководителем, и он согласился.

О научной работе в Аргентине

В декабре того же года я подал документы в аспирантуру университета Буэнос-Айреса на факультет философии и филологии. Я подготовил предпроект диссертации, а легализация моего российского диплома о высшем образовании заняла от силы полчаса. Только в июле следующего года мне пришел утвердительный ответ — специальная комиссия изучила мой предпроект и определила, какие семинары мне нужно пройти для успешного написания диссертации. Аспирантура платная, цена зависит от того, какой вуз ты заканчивал для того, чтобы получить основное высшее образование: тот же самый, государственный или частный в Аргентине — или иностранный. У меня самая высокая ставка. Мне нужно пройти семь семинаров, и в среднем я плачу за каждый где-то 250–300 долларов в зависимости от количества часов. После окончания семинара тебе дают год, чтобы написать финальную работу. По-моему, это здоровая система — все понимают, что для написания хорошей работы нужно время.

Мне очень нравится, что в местном академическом сообществе все демократично, здесь обращаются друг к другу на «ты», а не на «вы». При этом я счастлив, что получил основное историческое образование в России. У нас уделяется невероятное внимание деталям и источникам. При этом мне не хватало методологии — в России не принято задаваться многими важными вопросами, например, зачем изучать историю, что такое материя прошлого? Они кажутся кощунственными и не обсуждаются. А обсуждать их надо, потому что ответ в каждую эпоху звучит по-своему. В Аргентине же, наоборот, свободно оперируют методологическими схемами, но понимают их чересчур абстрактно и подчас далеки от конкретики, вплоть до того, что не знают фактов. Это как с городом и картой. Ты можешь прекрасно знать все здания, а потом тебе дают карту — и ты вдруг понимаешь, как все устроено. Аргентинцы, грубо говоря, знакомы с картой, но вообще не понимают, как город выглядит. Для меня лично было огромной удачей учиться именно таким образом: с основательной петербургской базой и чутким, почти художественным, буэносайресским подходом к исследованию.

Всего на аспирантуру дается шесть лет, но я планирую защитить диссертацию в следующем году. Моя тема звучит как «Русские в Аргентине 1880–1930: проблемы национальной идентификации». Я изучаю механизмы влияния на ощущение самоидентификации, попутно освещая историю русской эмиграции. После защиты я получу звание доктора истории университета Буэнос-Айреса. Мне бы хотелось преподавать, но заниматься академической карьерой здесь очень сложно. Не только потому, что большой конкурс, но и потому, что здесь все очень долго.

О танго и создании дуэта Petrogrado

В 2015 году я ушел с работы из Дома России, для того чтобы заниматься музыкой. У меня не было накоплений, но я подумал: неужели я приехал в Аргентину ради того, чтобы работать в офисе? Пожалуй, это решение было для меня сильнее и драматичнее, чем эмиграция в другую страну. Как-то в лифте своего дома я встретил довольно странного человека, который, увидев у меня гитару, захотел поговорить о музыке. Он оказался бандонеонистом ( бандонеон — это аргентинская гармошка. — Прим. ред.). Я поделился с ним своей старой идеей сыграть на аргентинский манер произведения русского танго. Он согласился. Так я познакомился с Диего, вместе с которым мы создали музыкальный дуэт Petrogrado. Мы исполняем русские и аргентинские танго на двух языках. Первый раз мы вместе выступили 31 июля 2015 года в одном клубе, а через три недели после этого сыграли на фестивале танго.

Танго появилось в Аргентине, а потом стало очень популярным во всем мире в 1920–30-е годы.

Эта музыка дает возможность перенестись в эпоху между двумя мировыми войнами. Атмосфера того времени была очень трагичной и нервозной, в ней сердце билось иначе: ты не знал, что ждет тебя впереди, но при этом мир все еще сохранял какую-то элегантность. Главной метафорой того времени для меня являются вокзалы вроде Витебского в Петербурге или местного Ретиро, хоть они и были построены чуть раньше. Фасады классические, а внутри — сложные конструкция с балками, которым все еще пытаются придать элегантность. Содержание уже изменилось, а форму все еще пытаются сохранить. Танго помогает понять, насколько хрупок был тот мир, особенно зная последующий ход истории. Жестокое, но в чем-то приятное и элегантное время.

Мы с Диего очень разные люди, и именно поэтому мы можем обогатить творчество друг друга. Мы по-разному воспринимаем эстетическую картину мира, по-разному относимся к бытовым вещам, но при этом с уважением относимся к позиции друг друга. Общаясь с ним, я научился по-настоящему уважать другую точку зрения. Диего стал моим первым настоящим аргентинским другом. Он живет очень скромно, на 200 долларов в месяц, и делает какую-то работу, только чтобы отвязаться от этого мира. Но при этом он по 6–8 часов в день играет на банденеоне, а в остальное время пишет стихи. Первые два года мы очень интенсивно репетировали и выступали, правда, это почти не приносило денег. В Аргентине очень много хороших музыкантов, и здесь редко имеет смысл делать платный вход на концерты, публика избалована. Но с другой стороны, в этой среде можно многому научиться. Мы играли в клубах, метро и даже организовали собственную милонгу в 2016 году (музыкальный вечер, во время которого танцуют и исполняют танго. — Прим. ред.). Как дуэт Petrogrado мы записали три альбома и сделали один рок-проект. В июне этого года я еду в Россию по работе, и Диего летит вместе со мной. Мы планируем дать несколько концертов в Москве и Петербурге.

О переводческой работе и журнале «Плацкарт»

Параллельно с историей и музыкой я занимался переводческой деятельностью. Это невероятно интересная работа. Еще в 2015 году я переводил встречу аргентинского министра культуры и ее российского коллеги, периодически делал синхронные переводы в Доме России. Сейчас у меня уже есть достаточно большой опыт, ко мне часто обращаются. Эта работа дает мне билет во многие места: за последние три года я побывал в психбольнице, в тюрьме, в сенате, в резиденции президента, в офисах многомиллионных корпораций и в сторожках железнодорожных работяг. Мое двуязычие дает мне проход во все эти сферы, и я невероятно ценю это.

Готовясь к переводу, я еще и учусь — так я, например, немного познакомился с атомной энергетикой и блокчейном. В феврале 2017 года я переводил переговоры между русскими инженерами и представителями железных дорог Аргентины. Как-то так вышло, что с представителем российской стороны мы начали спорить о том, какой ширины колея на схеме, и я в итоге оказался прав. Почувствовав мой интерес к железным дорогам, он пригласил меня работать переводчиком в компанию, которая занимается производством и ремонтом подвижных составов. Я согласился с тем условием, что мне не нужно будет постоянно находится в офисе. В рамках этой работы я уже дважды переводил встречи акционеров компании и президента Аргентины. Это невероятно забавно, потому что с детства меня приучали к тому, насколько важно иметь бумажки. Но у меня нет никакого серьезного документа о том, что я знаю испанский язык, только опыт.

Благодаря этой работе и после ряда удачных переводов конференций у меня появились свободные деньги, на которые я решил издавать свой журнал. Он называется «Плацкарт», посвящен взаимодействию русской и аргентинской культур, с моим особым вниманием к XIX — началу XX века. «Плацкарт», потому что это пространство, где человека принуждают к диалогу с незнакомыми людьми.

В Аргентине есть ученые, которые занимаются историей России, есть переводчики классической и современной русской литературы, есть талантливые соотечественники — и все эти люди не знакомы между собой. Я сам пишу статьи, сам перевожу, сам верстаю и сам распространяю журнал среди лидеров мнений в каждой группе. Первый номер вышел в декабре, сейчас я хочу привлечь к его изданию других авторов, потому что сам все не успеваю физически. Но начинать, по моему аргентинскому опыту, всегда нужно одному.

О схожести русских и аргентинцев

Та жизнь, которую я сейчас веду в Аргентине, меня полностью устраивает. Я счастлив. Приключения получились. Ни в один из самых трудных моментов я не жалел о том, что переехал. Недавно мне пришло в голову понимание того, что как взрослый человек я сформировался здесь. Потому когда у меня спрашивают: «Как там в России?», — я все чаще теряюсь и не знаю, что ответить. В Аргентине легко стать своим, я никогда не чувствовал себя чужаком. Если ты говоришь на испанском — все, ты свой, тебе очень рады. Сложности наступают потом, когда ты сталкиваешься с полной необязательностью многих людей. Кажется, что раз они радушны и открыты, то они твои друзья. Но зачастую это просто вежливость, которая ни к чему не обязывает. Это было неприятным открытием. Такое поведение поначалу кажется лицемерным, но на самом деле это другой культурный код.

По сути, русские и аргентинцы отличаются только поверхностной мишурой — привычками, деталями, но к этому быстро привыкаешь. Проблема в том, что по первым знакомствам ты очень быстро составляешь впечатление о новой стране, и эта выборка нерепрезентативна. Надо сравнивать людей одного и того же круга. Я понял это после того, как встретил Новый 2013 год в компании ребят, очень похожих по менталитету на моих лицейских друзей. Вообще, когда ты приезжаешь в чужую страну, спонтанно друзья не появляются. В Аргентине мне на это понадобилось пять лет. Недавно я переводил конгресс МОТ (Международная организация труда. — Прим. ред.), там были делегации разных стран. Я разговорился с представителями парламента Грузии, и они меня спрашивают: «Саша, а вот скажи, аргентинцы умеют дружить?». Это правильный вопрос. Умеют. Но на это надо время.

Источник https://photravel.ru/aiesec-moj-lichnyj-opyt-poezdki-v-argentinu-chast-4/

Источник https://argentinavoyage.ru/

Источник https://daily.afisha.ru/relationship/9114-ya-hotel-zhit-ne-horosho-a-interesno-priklyucheniya-istorika-iz-peterburga-v-argentine/

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.